Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

К 9 МАЯ

У одной мрази, которую периодически показывают и цитируют украинские СМИ, в написанной еще в начале века книжонке настойчиво повторялась мысль – «Сталин не считал, что победил, поэтому День Победы не праздновали, выходного не было». Ну чуть ли не запрещали, одним словом. И ведь правда, не было 9 Мая выходным до середины 60-х. Вот только не многие задумаются, что означал выходной, т.е. нерабочий день в то время. Время, когда огромные территории европейской части страны лежали в руинах, когда рабочие руки были на вес золота, а количество людей, живших в землянках, исчислялось сотнями тысяч. И ждать они не могли. Страна просто не могла позволить себе такую роскошь, как день простоя, тем более, что Победа и была, в том числе, ради этого – скорейшего восстановления нормальной жизни.
Моя мама выросла в Калининградской области в небольшом городке Гусев, бывшем немецком Гумбиннене, переименованном в честь заместителя командира 2-го стрелкового батальона 664-го стрелкового полка 130 стрелковой дивизии 28 армии 3-го Белорусского фронта капитана С.И. Гусева. Городок был практически военным, почти все офицеры кроме уж самых молодых воевали или служили во время войны. Да и из гражданских тоже многие воевали.
Так вот, они праздновали. Приходили с работы и праздновали. И те, кто был, и те, кто не был. И те, кто ждал, и те, кого ждали. Кто помнил, и кому повезло не знать, что такое война. Они праздновали День Победы, и красный день календаря для этого им был не нужен. И никто им этого не запрещал, как и не запрещал говорить те тосты, которые они говорили. И было им при этом абсолютно плевать на решения XX-го съезда компартии.
Поэтому каждого 9 мая все жильцы двухэтажки, в которой жила мамина семья, собирались вместе за расставленными во дворе столами.
Первым слово всегда давали дяде Пете. Он не был военным и не был самым старшим по возрасту. Он не умел красиво или долго говорить. И наград у него было всего две, да и те медали – «За боевые заслуги» да за «Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».   Но он был единственным из присутствующих кто встретил войну прямо на западной границе, и прошел через Ад ее первых дней.

ПЕТР

Петра призвали в РККА в 1940-м, так что прослужил он в своем автобате к началу войны меньше года. Бомбежки обошли часть стороной, - у немцев были цели поважнее, и до своего самого главного задания в жизни Петр несколько дней на ГАЗ-АА перевозил к стремительно приближающемуся фронту снаряды и солдат, увозя обратно раненых.
А потом его и еще трех водителей направили в подчинение капитана из хозчасти корпуса – эвакуировать семьи комсостава.
Петру досталась последняя группа, состоявшая из 17-ти детей и сопровождавшей их пионервожатой – круглолицей студентки Старобельского педучилища Гали, приехавшей на практику. Она наотрез отказалась садиться в кабину и села в кузов с детьми. Петр не настаивал, он и сам понимал, что малышей слишком много, и два самых старших по возрасту пацана лет 11-ти с ними просто не справятся. Да и мало ли чего может случиться в дороге?   Ехали в одиночку, остальная колонна ушла вперед, и Петр втайне надеялся, что это даже к лучшему, не позарятся немцы на одиночную машину. Но он ошибался.
В кино обычно показывают один немецкий самолет, охотящийся за главным или не очень героем. На самом деле немцы не летали в одиночку, просто ведомый оставался барражировать на высоте, а ведущий атаковал. Иногда они менялись. Но для маленького грузовичка с перепуганными детьми в кузове это не имело значения. Петр сумел увернуться от трех заходов, но бомбу немец «положил» аккурат рядом с дорогой, и полуторка встала. Продолжения атаки не последовало, самолеты улетели. Нет, не потому что пожалели, просто кончилось горючее. Но Петр понял это потом, когда наслушался историй от тех, кому пришлось пережить и выжить в таких же ситуациях. А в тот момент ему было не до того. Он вскочил над иссеченным бортом и замер. Галя лежала, прижавшись к расщепленным доскам. Ее спина приняла в себя семь или восемь осколков. Но все дети остались живы.
Галю похоронили на опушке леса. Сначала Петр сам копал могилу, но потом самый старший мальчик взял саперную лопатку и принялся помогать. Остальные дети стояли рядом и молча смотрели. Петр копал, ему было страшно, но даже потом он не смог бы сказать, что больше страшило его – ждущая впереди неизвестность, или дети, не плачущие при виде убитой вожатой.
А потом они пошли на восток. Шли лесом, изредка подбираясь к дорогам, но там уже были немцы. Тогда Петр уводил детей обратно, и они снова шли. Петр нес самых маленьких, старшие мальчики тоже старались взять кого-нибудь на закорки, но сил хватало ненадолго. Тогда они останавливались, отдыхали, и Петр делил между детьми хлеб. Паек выдали прямо перед выездом. Повезло. Петр смотрел как уменьшаются его запасы и старался не думать о том, что будет дальше. Им нужно было идти сколько хватит сил. А там…
На хутор они вышли к вечеру третьего дня. Петр долго смотрел на молодую женщину, возившуюся во дворе, прежде чем решился подойти к ней. Хозяйка при виде солдата с покрытым щетиной измученным лицом и ободранной гимнастерке испугалась, но тут к нему подбежали не выдержавшие в лесу дети, и она быстро погнала всех в сарай. Петр плохо понимал тот смешанный украинско-польский суржик, на котором говорила девушка, но что-то там было про близость к лесу и мужа, который уехал, но скоро должен вернуться и лучше на глаза ему не попадаться. Главное было не в этом, а в торбе с несколькими булками свежеиспеченного хлеба и ведре парного коровьего молока. А еще в сене, на котором можно было нормально выспаться.
Хозяйка разбудила Петра под утро. Испуганная, плачущая она трясущимися руками настойчиво впихивала ему в руки еще одну торбу и показывала в сторону леса. Из ее сбивчивой речи Петр понял, что муж, узнав о незваных гостях, поехал обратно в район, и что добра от этого ждать точно не стоит. «Это же дети!» пытался успокоить больше себя чем ее Петр. Но девушка покачала головой и ответила то, что стало понятно Петру и без перевода: «Вшистко едно!».
Петр так и не узнал, что польская девушка Агнешка спасла им жизнь, за что раздосадованный муж крепко побьет ее. И погибнет она под его же топором в июле 43-го, когда на хутор зайдет чота под командованием бывшего луцкого дворника, носившего гордое псевдо «Ворон». За то, что полька. После войны муж отправится на 10-ть лет в лагеря за участие в буржуазно-националистическом подполье, потому что участия в убийствах не докажут. Но отсидит всего шесть и выйдет по хрущевской амнистии, а в 89-м возглавит местную организацию «учасныкив вызвольных змагань». И будет ходить по школам, рассказывая «як бороныв ридну нэньку вид москалив, ж…в та полякив».
Но это будет потом, а пока они снова шли по лесу, и снова Петр нес на руках малышей, но теперь надежды почти не оставалось. Петр понимал, что пешая группа детей не может опередить моторизованные колонны, и когда-то им все равно придется остановиться. Когда?
Он не успел ответить на этот вопрос – густые кусты перед ними раздвинулись без малейшего шороха, и навстречу изможденным скитальцам выступил громадный пограничник с петлицами старшины. Петр не успел даже испугаться, а старшина уже посадил на руки четырех детей: «Пішли зі мною. Все буде добре».
Петру повезло. На детские голоса вышел дозор выходившего из окружения стрелкового полка с прибившимися к нему по дороге окруженцами из разных частей. Детям сразу выделили подводу и немного еды из скудных запасов. А через два дня Петра предупредили, что ночью полк идет на прорыв. Петр даже сделал попытку пойти с остальными бойцами, но батальонный комиссар, разговаривавший с ним, только покачал головой: «Не надо. Оставайтесь с детьми, они к вам привыкли».
Ночной удар прорвал еще рыхлую линию передовых частей немцев, и несколько подвод и телег с детьми и раненными смогли уйти на сторону Красной Армии. Ни старшина пограничник, ни батальонный комиссар к своим не вышли. От пошедших на прорыв 377-ми человек осталось 152.
Петра с детьми посадили на эшелон до Харькова, и этот путь прошел без особых происшествий. Но уже в Харькове спустившийся из вагона Петр подошел к фонарному столбу и внезапно понял, что если не схватится за него, то упадет. Его ноги подкосились, и к покачнувшемуся Петру моментально подскочили дети. Тут-то Петр и услышал, как они могут плакать. Даже самые старшие мальчики.
Петр попытался их успокоить, но язык плохо слушался, и в тот момент, когда он в бессилии замолчал, впереди показалась группа военных, перед которой расступались стоявшие на перроне. Во главе группы шел человек, которого Петр сразу узнал – военный прокурор их округа. Внезапно вокзальный шум разорвал крик одной из его девчонок: «Папа!!!». Она побежала, и тот, с чьим взглядом мало кто рисковал встретиться, изменился в лице и бросился навстречу: «Руфа! Руфочка!!!».
«Вы кто?» прокурор спросил резко, Петр обмер, но ответ выпалил, не задумываясь. «Легковую машину водить умеете?». «Никак нет!». «Даю два дня».
Через два дня Петр стал личным водителем отца спасенной им Руфы и возил его до конца войны. А когда в 42-м его чуть не перевели в отправлявшийся на фронт автобат, он пошел к прокурору, и тот решил вопрос. Петр признался в этом после войны и всего лишь один раз, сильно выпив. На следующее утро он уже не помнил об этом, но ни те, с кем он пил, ни их родные никогда не упрекали его в малодушии. Говорят, Бог дает человеку ровно столько страданий, сколько он может вынести. Те, кто был на войне, понимали, что пришлось вынести Петру за неделю его скитаний. Те, кто там не был, понимали, что по той же причине не имеют права осуждать его. Он сделал все, что смог, и 17-ть спасенных жизней были самым веским тому доказательством.
Рядом с дядей Петей сидел Йося. Его звали так, несмотря на возраст, хотя больше чем паспорт его старила седина. Йося не обижался, он вообще был необидчивым, и в отличие от шаблонного образа еврея, не жадным. Единственное, что он никогда никому не давал даже подержать, была его скрипка. Йося играл на ней редко, все больше под настроение и 9-го мая. И Йосю тоже понимали, потому что знали историю его скрипки.  

«СЧАСТЛИВОЕ» ПИСЬМО ИЗ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА

Оригинал взят у russellab в «СЧАСТЛИВОЕ» ПИСЬМО ИЗ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА

«Счастливое» письмо из блокадного Ленинграда
6.06 1943г. Только вчера послала тебе, мой мальчик,письмо. А сегодня
вечером пишу снова. Знаешь, Пашенька, я давно хотела написать тебе
РАДОСТНОЕ письмо . Думала, что так и не смогу. Смерть папы, бабушки,
Валечки. Казалось, ничего в жизни не обрадует меня, кроме встречи с тобой .

А сегодня был день чудес, радостных ,нежданных .
Поверишь ,я была на праздновании дня рождения Пушкина! Музей был
закрыт с начала войны… И вдруг получаю розовенький листочек-
приглашение в музей!


Пришло восемь человек из близлежаших домов . Выступали Вс..
Вишневский, В. Имбер и Николай Тихонов. С какой пронзающей душу верой
Вишневский сказал:» Голод уйдет! Поверьте :мы победим! В. Имбер читала»
Памяти Пушкина». На бюсте Пушкина был венок, настоящий, из живых
цветов. А я вспоминала, как малышом ты потерялся в музее и я с трудом
отыскала тебя у этого самого бюста. Ты тогда сказал: » Я с каменным дядей
гулял!» Помнишь! Знаешь, сынок, нас было 8 человек. Всего. Но мы были в
центре Вечности…и Бессмертия. Жизнь будет! Она бесконечна.
Дом Пушкина не пострадал. Бомба упала в Мойку и не взорвалась! Есть в
мире места, неприкасаемые , хранимые свыше!
Я, Пашенька, пока не очень хорошо хожу( только не волнуйся- ничего
серьезного), а из дома Пушкина пошла ( первый раз) на Стрелку . Силы
появились! А день какой сегодня чудесный! Солнце! Нежная зелень
деревьев! Ах, какое чудо!!!
Ты не представляешь, Румянцевский садик разбили на квадратики …под
огороды! А на набережной разрыхлили газон для ЦВЕТОВ!
Милый ,меня так взволновал запах парной земли… Я целыми пригоршнями
подносила ее к лицу и до головокружения вдыхала ее запах- запах жизни!
Господи, скоро я увижу ЦВЕТЫ! Павлик! Какие у нас ЛЮДИ! Город, в
котором сажают в блокаду цветы, победить нельзя!
Вернулась домой. Зашла Зинаида Васильевна. Рассказала, что весь персонал
их детского дома собрался, чтобы посмотреть драку двух мальчуганов.
Представляешь, они ДРАЛИСЬ! Женщины плакали от счастья. Дети молча
лежали,только с трудом начали вставать. И вдруг….ДЕРУТСЯ! И не из-за
еды! А свои мальчишеские отношения выясняют. Ожил маленький народ!
Победа! Еще какая победа!
Вечером у меня стала кружиться голова. Тетя Дуся( бывшая лифтерша-
помнишь ее?) говорит: » От слабости, Лексевна, поди ,долго не протянешь
«-А я ей : » От радости!» — Не поняла, посмотрела, словно я умом тронулась
А я , Павлик, поверила сегодня, что у нас будет ЖИЗНЬ. И ты вернешься,
сынок! Я это ЗНАЮ,ЗНАЮ, ЗНАЮ!!
Только не узнаешь ты нашей квартиры. Сожгли все, что горело, даже паркет.
Ничего- наживем! А вот твою комнату не тронули. Там все так, как было.
Даже листочек из блокнота и карандашик, оставленный тобой на письменном
столе.

Мы с твоей Лелей( чудесная девочка) часто сидим у тебя в комнате…..С
ТОБОЙ! Твоя Леля давно мне дочь. У меня- никого. У нее- тоже. Один свет
на двоих- твое возвращение. Без нее, моего Ангела Хранителя, я эту зиму
не пережила бы Теперь-то точно доживу и внуков поняньчу..
Не выдавай меня , сынок,- Леля рассердится. Но в такой особый счастливый
день проболтаюсь. У каждого ленинградца есть сумочка, баульчик с самым
ценным, с которым не расстаются. А знаешь, что у Лели в сумочке, кроме
документов и карточек? Не догадаешься!!! — Узелок со свадебным платьем и
туфельками, которые ты ей купил 20 июня 41года! Голодала, а на хлеб не
поменяла. Знает, девочка, что наденет свой свадебный наряд! Волшебная
наша девочка!
Видишь, сынок, получилось !!!! у меня РАДОСТНОЕ письмо.
Будем жить , Павлик, уже втроем. И внуки у меня будут.Красивые и
добрые,как ты и Леля!
Целую тебя, мой ненаглядный мальчик, кровиночка моя,надежда, жизнь моя
! Береги себя, сынок!
Мне кажется,что прожитый сегодня СЧАСТЛИВЫЙ день- Божье знамение.
Твоя мама.
От автора.
Вера Алексеевна Вечерская умерла 8 июня 1943 года. О ее смерти Павлик
узнал через полгода. РАДОСТНОЕ письмо матери хранил всю войну в
кармане гимнастерки вместе с фотографией Лели. Фронтовые друзья
неоднажды просили прочитать это последнее РАДОСТНОЕ материнское
письмо. И обязательно кто- то вслед за Верой Алексеевной повторял: » Будем
жить, будем! » Павлик вернулся. Они с Лелей поженились. У них самих есть
уже и внуки ,и правнуки.
И еще.. .Кроме обычных праздников, в их семье есть праздник
РАДОСТНОГО дня, «дня чудес радостных и нежданных.» Маршрут» их
праздничной прогулки тот,которым в предпоследний день жизни шла Вера
Алексеевна.

http://zimmmes.com/2017/06/%D1%81%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0...

Умерла мать 150 блокадных детей

Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев выразил соболезнования семье и близким скончавшейся Токтогон Алтыбасаровой, которая в годы Великой Отечественной войны приняла в свою семью 150 маленьких ленинградцев, эвакуированных из блокадного города по "Дороге жизни", сообщает в воскресенье пресс-служба главы Киргизии.

В Советском Союзе в начальный период Великой Отечественной войны в Киргизию было эвакуировано более 140 тысяч человек. Из них 16 тысяч приехали из блокадного Ленинграда. В том числе 3,5 тысячи детей, большинство из которых были размещены в детских домах на побережье высокогорного курортного озера Иссык-Куль. Еще около 800 маленьких ленинградцев, оставшихся без родителей, киргизстанцы приняли в свои семьи.

"Токтогон Алтыбасарова во время Великой Отечественной войны стала матерью 150 детям из блокадного города Ленинграда. В свои 16 лет, окружив детей заботой и вниманием, сумев им передать ощущение близости и теплоты, Токтогон-апа заменила им родную мать", — говорится в телеграмме-соболезновании.

Президент отметил, что избранная в свои неполные 17 лет секретарем сельсовета села Курменты юная девушка занималась распределением прибывающих в Иссык-Кульскую область Киргизии детей из блокадного Ленинграда, многие из которых даже не знали своих имен. Она на глазок определяла возраст малышей. Давала им новые имена. Впоследствии Токтогон-апа 44 года проработала секретарем сельсовета.

Вместе со своим мужем-фронтовиком они воспитали также восемь своих детей, а также 23 внука. Всю свою жизнь она хранила, как самую дорогую реликвию письма от воспитанников, которые выросли на Иссык-Куле, а потом разъехались по всему Советскому Союзу.

Токтогон Алтыбасарова при жизни стала женщиной-легендой — именно она была прообразом для памятника блокадникам и киргизам, приютившим эвакуированных в Киргизию ленинградцев, установленного в парке Победы в Бишкеке.



РИА Новости http://ria.ru/world/20150614/1069954056.html#ixzz3d4DNQAMJ

Дети - Герои России. Много вы таких знаете?

Оригинал взят у mjonaus в Дети - Герои России. Много вы таких знаете?

Думаю, нет человека, который бы не знал о проекте Герои России. Но если вы все же не знаете о нем, я расскажу в двух словах: в нашей огромной и необъятной родине всегда есть место подвигу. И очень часто страна не знает своих героев ни в лицо, ни по имени. Проект это исправляет!

Мое внимание привлекли истории не о взрослых людях, а о детях-героях. О тех, кто вмеcто того, чтобы играть с друзьями и ходить в кино делает то, что должны, по идее, делать взрослые в первую очередь - бросаться на помощь. 

Первая история: Максим Мурашов, Андрей Березин и Тимур Начкевия 



Начальник екатеринбургской полиции Игорь Трифонов вручил награды трем подросткам, которые сумели не только задержать на месте преступления, но и доставить в отдел полиции мужчину, подозреваемого в попытке изнасилования двух девочек.

30 сентября школьники Максим Мурашов, Андрей Березин и Тимур Начкевия шли мимо гаражного массива в Чкаловском районе Екатеринбурга. Они услышали, как от одного из гаражей раздались крики о помощи и детский плач. 

Collapse )