Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

ЙОСЯ

Йося не был героем на войне. Йося делал то, что умел лучше всего – стриг и брил. Он работал в небольшой парикмахерской в Жулянах, но слава о Йосином мастерстве перешагнула за пределы села, и к Йосе приезжали из самого Киева. Последняя декада июня всегда выдавалась особенно насыщенной. Шли выпускные, и многие выпускницы хотели вступить во взрослую жизнь красивыми дамами. А что украшает женщину лучше платья и прически? Но в воскресный день Йося хотел отдохнуть, да и жена обещала приготовить рыбный салат из окуня с условием, что окуня этого поймает сам Йося. Йося был не против, он любил рыбалку. Особенно после таких напряженных дней.
Утром с воды всегда тянет прохладой. Йося знал это, потому специально взял из дому теплый кожух. В садке уже плескалось несколько крупных рыбешек, да и клевать рыба стала редко, но Йося не хотел идти домой, чтоб не разбудить жену и детей. Пусть поспят. Да и самому Йосе нравилось дремать перед рассветом, укутавшись в мягкую овчину.
Но в этот раз он крепко уснул, сказалась усталость рабочей недели. И проспал бы, может и до обеда, если бы не звук.
Чужой звук.
Йося жил возле аэродрома и давно привык к рокоту самолетных двигателей. Даже спросонья он мог отличить И-16 от И-153 и тем более от СБ-2М. Но этот звук был чужим, и шел он с запада. Йося был мирным человеком, как и все читал газеты и слушал радио, понимал, что война будет, но все же не хотел верить в ее неизбежность. Чужой звук, разбудивший его, был звуком войны. И Йося побежал. Побежал так, как будто хотел обогнать высоко летящие самолеты. Как будто это было возможно. Побежал, не обращая внимания на острые камни, попадавшие под его босые ноги. Побежал туда, куда уже не мог успеть.
В таких случаях говорят: «Прямое попадание». Нет, не обязательно. Просто, когда стокилограммовая бомба падает в 15-ти метрах… Йося стоял посреди улицы, глядя на то, что осталось от его дома. А прямо перед ним на земле лежала скрипка его сына, выброшенная взрывной волной. Единственное, что уцелело от довоенной Йосиной жизни.
Он ушел из Киева вместе с отступающими частями Юго-Западного фронта и каким-то чудом прорвался с ними из окружения. В фильтрационном лагере много времени на Йосю не ушло, все же он был евреем, да и несколько сослуживцев были родом из Жулян. Молодой особист, заполнявший документы, спросил, было, Йосю: «Куда тебя, отец?», но тут же осекся. Седоголовому «отцу» было всего 29.
Так Йося и попал в хозвзвод вместе с такими же представителями мирных профессий как портные и сапожники. Потому что даже, а может быть и тем более, на войне человеку нужно чинить одежду и обувь. А еще бриться и стричься.
Они пришли за два дня до свадьбы – девчушка-связистка и старающийся казаться старше своих лет молоденький старший лейтенант с орденом Красной звезды. Получалось, правда, не очень. Жених это знал, от того беспощадно теребил свои и без того хлипкие усы. Невеста с двумя подружками договорились о прическах с Йосей, о чем-то хитро пошептались с портным и уже уходили, когда невеста спросила: «Говорят у вас есть скрипка? Вы не сыграете нам?». Она смотрела с такой надеждой, что Йося не решился ей отказать. Ведь жизнь для этой девочки и ее жениха только начиналась.
И Йося сыграл. И скрипка его сына смеялась и плакала, а вместе с ней смеялись и грустили гости. Потому что даже на свадьбе есть место для грусти. Йося сыграл так, как никогда не играл в своей жизни. Как сыграл бы на свадьбе собственного сына если бы не, если бы не…
Через три дня Юго-Западный фронт перешел в наступление. А через три недели остатки их 57-й армии в районе с. Лозовенька пошли на прорыв «Барвенковского котла». Там Йося снова увидел молодых. На его глазах разорвавшийся близко снаряд осколками распорол девочке-связистке живот, а ее мужу посек ноги и левую руку. Затиснув зубами рвущуюся боль, девушка обхватила мужа обеими руками, а он достал ТТ и прислонил его к спине жены напротив ее сердца.
Оглушенный этой страшной сценой Йося замер на месте, но плотный поток отступающих захватил его и потянул вперед.
Йосе удалось и в этот раз выйти из окружения. Его часть отправили на переформировку, и на фронт он вернулся уже весной 43-го. Йося по-прежнему служил в хозвзводе и так же стриг и брил. Вот только на скрипке он уже не играл – малейший звук вызывал в нем дрожь, а перед глазами вставала девочка-связистка и ее старший лейтенант. Поэтому, когда в его землянку заглянула молодая пара, он вздрогнул и по началу не смог произнести ни одного слова. Она была так же юна и красива, только санитарка. А он так же молод и преисполнен важности рано повзрослевшего мальчишки, мужчину в котором выдавал только орден Отечественной войны II-й степени на колодке.  
«Говорят у вас есть скрипка? Вы не сыграете нам?». От этих слов Йосю тряхнуло как от удара, и внезапно даже для себя он заплакал. Но глядя в быстро меняющее с надежды на испуг выражение лица невесты, выпалил: «Обязательно!». Ведь жизнь для этой девочки и ее жениха только начиналась. И эта жизнь должна была победить смерть. Иначе быть не могло.
И Йося сыграл. А потом на еще одной свадьбе и на следующих. Потому что Красная Армия шла на Запад, а значит Йося был прав, и Жизнь побеждала Смерть.
Йося не был героем на войне. Йося делал то, что умел лучше всего – стриг и брил. Но без таких как он на войне было бы тяжелее.

«СЧАСТЛИВОЕ» ПИСЬМО ИЗ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА

Оригинал взят у russellab в «СЧАСТЛИВОЕ» ПИСЬМО ИЗ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА

«Счастливое» письмо из блокадного Ленинграда
6.06 1943г. Только вчера послала тебе, мой мальчик,письмо. А сегодня
вечером пишу снова. Знаешь, Пашенька, я давно хотела написать тебе
РАДОСТНОЕ письмо . Думала, что так и не смогу. Смерть папы, бабушки,
Валечки. Казалось, ничего в жизни не обрадует меня, кроме встречи с тобой .

А сегодня был день чудес, радостных ,нежданных .
Поверишь ,я была на праздновании дня рождения Пушкина! Музей был
закрыт с начала войны… И вдруг получаю розовенький листочек-
приглашение в музей!


Пришло восемь человек из близлежаших домов . Выступали Вс..
Вишневский, В. Имбер и Николай Тихонов. С какой пронзающей душу верой
Вишневский сказал:» Голод уйдет! Поверьте :мы победим! В. Имбер читала»
Памяти Пушкина». На бюсте Пушкина был венок, настоящий, из живых
цветов. А я вспоминала, как малышом ты потерялся в музее и я с трудом
отыскала тебя у этого самого бюста. Ты тогда сказал: » Я с каменным дядей
гулял!» Помнишь! Знаешь, сынок, нас было 8 человек. Всего. Но мы были в
центре Вечности…и Бессмертия. Жизнь будет! Она бесконечна.
Дом Пушкина не пострадал. Бомба упала в Мойку и не взорвалась! Есть в
мире места, неприкасаемые , хранимые свыше!
Я, Пашенька, пока не очень хорошо хожу( только не волнуйся- ничего
серьезного), а из дома Пушкина пошла ( первый раз) на Стрелку . Силы
появились! А день какой сегодня чудесный! Солнце! Нежная зелень
деревьев! Ах, какое чудо!!!
Ты не представляешь, Румянцевский садик разбили на квадратики …под
огороды! А на набережной разрыхлили газон для ЦВЕТОВ!
Милый ,меня так взволновал запах парной земли… Я целыми пригоршнями
подносила ее к лицу и до головокружения вдыхала ее запах- запах жизни!
Господи, скоро я увижу ЦВЕТЫ! Павлик! Какие у нас ЛЮДИ! Город, в
котором сажают в блокаду цветы, победить нельзя!
Вернулась домой. Зашла Зинаида Васильевна. Рассказала, что весь персонал
их детского дома собрался, чтобы посмотреть драку двух мальчуганов.
Представляешь, они ДРАЛИСЬ! Женщины плакали от счастья. Дети молча
лежали,только с трудом начали вставать. И вдруг….ДЕРУТСЯ! И не из-за
еды! А свои мальчишеские отношения выясняют. Ожил маленький народ!
Победа! Еще какая победа!
Вечером у меня стала кружиться голова. Тетя Дуся( бывшая лифтерша-
помнишь ее?) говорит: » От слабости, Лексевна, поди ,долго не протянешь
«-А я ей : » От радости!» — Не поняла, посмотрела, словно я умом тронулась
А я , Павлик, поверила сегодня, что у нас будет ЖИЗНЬ. И ты вернешься,
сынок! Я это ЗНАЮ,ЗНАЮ, ЗНАЮ!!
Только не узнаешь ты нашей квартиры. Сожгли все, что горело, даже паркет.
Ничего- наживем! А вот твою комнату не тронули. Там все так, как было.
Даже листочек из блокнота и карандашик, оставленный тобой на письменном
столе.

Мы с твоей Лелей( чудесная девочка) часто сидим у тебя в комнате…..С
ТОБОЙ! Твоя Леля давно мне дочь. У меня- никого. У нее- тоже. Один свет
на двоих- твое возвращение. Без нее, моего Ангела Хранителя, я эту зиму
не пережила бы Теперь-то точно доживу и внуков поняньчу..
Не выдавай меня , сынок,- Леля рассердится. Но в такой особый счастливый
день проболтаюсь. У каждого ленинградца есть сумочка, баульчик с самым
ценным, с которым не расстаются. А знаешь, что у Лели в сумочке, кроме
документов и карточек? Не догадаешься!!! — Узелок со свадебным платьем и
туфельками, которые ты ей купил 20 июня 41года! Голодала, а на хлеб не
поменяла. Знает, девочка, что наденет свой свадебный наряд! Волшебная
наша девочка!
Видишь, сынок, получилось !!!! у меня РАДОСТНОЕ письмо.
Будем жить , Павлик, уже втроем. И внуки у меня будут.Красивые и
добрые,как ты и Леля!
Целую тебя, мой ненаглядный мальчик, кровиночка моя,надежда, жизнь моя
! Береги себя, сынок!
Мне кажется,что прожитый сегодня СЧАСТЛИВЫЙ день- Божье знамение.
Твоя мама.
От автора.
Вера Алексеевна Вечерская умерла 8 июня 1943 года. О ее смерти Павлик
узнал через полгода. РАДОСТНОЕ письмо матери хранил всю войну в
кармане гимнастерки вместе с фотографией Лели. Фронтовые друзья
неоднажды просили прочитать это последнее РАДОСТНОЕ материнское
письмо. И обязательно кто- то вслед за Верой Алексеевной повторял: » Будем
жить, будем! » Павлик вернулся. Они с Лелей поженились. У них самих есть
уже и внуки ,и правнуки.
И еще.. .Кроме обычных праздников, в их семье есть праздник
РАДОСТНОГО дня, «дня чудес радостных и нежданных.» Маршрут» их
праздничной прогулки тот,которым в предпоследний день жизни шла Вера
Алексеевна.

http://zimmmes.com/2017/06/%D1%81%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0...